Интервью с начальником управления Т.Гладиковой "Под колпаком истории"
Главная / Новости / Интервью с начальником управления Т.Гладиковой "Под колпаком истории"

Интервью с начальником управления Т.Гладиковой "Под колпаком истории"

Два года назад образовано управление Ставропольского края по сохранению и государственной охране объектов культурного наследия наследия в соответствии с постановлением Губернатора Ставропольского края от 22 января 2015 г. № 28 «О некоторых мерах по совершенствованию государственного управления в Ставропольском крае». Что удалось сделать за это время и какие планы на будущее читайте в интервью с начальником управления Т.Гладиковой  "Под колпаком истории"

Опубликованном 27 января 2017 года в газете "Ставропольская правда"

– Татьяна Вячеславовна, два года – срок, конечно, небольшой, но опыт нарабатывается. Насколько я знаю, появились и требующие особого внимания направления, над которыми сегодня трудится ваш коллектив.

– Вы правы. Кстати, коллектив у нас совсем небольшой, всего 12 сотрудников, но могу сказать, что за эти два года нам удалось кое-что сделать. Прежде всего постоянно пополняется список памятников истории и культуры. К тому, что нам досталось по наследству от министерства культуры края, прибавился целый ряд так называемых выявленных объектов. Сегодня у нас на учете 3202 объекта, из них 845 федерального значения, 1468 регионального и 889 выявленных органами охраны памятников, они тоже подлежат охране, хотя еще не отнесены к конкретному виду памятников и не имеют категории историко-культурного значения. В статусе выявленного объект может находиться год, в течение которого экспертам необходимо определить, к какой категории его отнести. В решении этой задачи мы опираемся на помощь инициаторов, которые помогли его выявить. Например, достаточно активно занимаются этим власти города Кисловодска, где за два года выявлено 11 объектов. Например, старинный особняк Тимофея Дружинина, в наши дни – многоквартирный дом, так называемый дом с кариатидами. Мы вышли на него при содействии администрации Кисловодска, теперь уже побуждаем городские власти помогать нам в его дальнейшем изучении и определении статуса.

– Тем более что и сам город более всех заинтересован в этом...

– Безусловно, именно город должен взять на себя затраты по проведению дальнейшей экспертизы, чтобы установить точно категорию ценности памятника – регионального, федерального или местного значения. Надо отметить, что руководство города обещает заложить в свои расходы деньги на проведение такой процедуры. Как говорит по этому поводу мэр Кисловодска, будь его воля, накрыл бы весь город колпаком исторического наследия…

– Хорошая позиция!

– Но, как показывает практика, очень сложно реализуемая. В упомянутом особняке давно живут люди, которым тоже предстоит нести эти дополнительные обременения: проведение ремонта они по закону должны согласовывать с нами, а для этого необходима соответствующая документация…

– Деньги деньгами, но и обращение к их гражданским, патриотическим чувствам может сыграть роль. Коль вы живете в таком здании, расположенном в исторической, а значит, престижной части города, то и ответственность ваша иная...

– Вот это и есть поле деятельности для работы администрации города с пользователями таких объектов. Самая продуктивная позиция – стараться договариваться. Если этого не делать, можно потерять все, позволив снос и последующую застройку исторических кварталов, которые, вообще-то, должны оставаться в неизменном, то есть неприкосновенном, виде. Особенно когда речь идет о таком уникальном регионе, как Кавминводы.

– В каком-то смысле это лицо Ставрополья, и цель края – сделать его как можно более привлекательным, чтобы к нам ехали люди отдыхать, везли свои денежки, в то же время знакомились с нашим не менее уникальным, чем курорты, историко-культурным наследием…

– Да, и в Кисловодске в 2017 году будет реставрироваться несколько объектов, таких как здание цирка, Нарзанная галерея и ряд других по федеральной целевой программе «Культура России», поскольку они находятся в федеральной собственности. Сложнее с находящимися в региональной или муниципальной собственности. Тут уже нужно изыскивать краевые либо, соответственно, муниципальные средства. Мы также участвуем в этой работе. В краевой программе туристско-рекреационного комплекса на эти цели закладывались деньги в 2015-2016 годах. В прошлом году они были направлены на исследование памятников археологии в Кисловодске. Между прочим, у нас 772 памятника археологии уже стоит на учете, а выявлено дополнительно 852.

– Объем колоссальный, тут работы на сто лет вперед!

– К тому же и те 772 лишь поставлены на охрану списком в 90-е годы прошлого века, но под них нет соответствующих сегодняшним требованиям документов, дающих четкое представление о местонахождении каждого.

– Как я понимаю, до них доходит очередь только тогда, когда возникает чисто производственная необходимость – проложить дорогу или газопровод.

– В общем-то, да. А наша первостепенная забота – внести и археологические памятники, с уточненными сведениями, в Государственный реестр, который ведет Министерство культуры РФ. На каждый оформляется учетная карта, а ее составление невозможно без сведений от археологов, работающих в специализированных организациях.

– Какова практическая цель Государственного реестра?

– Прежде всего обеспечение дальнейшей сохранности памятников. Мы ведь четко обозначаем границы объекта, его охранные зоны, приводим их в соответствие с требованиями сегодняшнего законодательства, которое, кстати, постоянно претерпевает изменения. Так, с января 2017 года кадастровая служба работает в новом режиме: не выдает документы отдельно на объект недвижимости и отдельно на земельный участок, как раньше. Теперь это единые сведения об объекте недвижимости. То есть, если мы говорим о каком-то земельном участке, нам нужно понимать, есть ли там объект культурного наследия, занесен ли он на публичную карту с обозначением всех основных координат. Чтобы наши граждане понимали: здесь территория памятника либо охранная зона, этот земельный участок требует особого отношения.

– И местные власти смогут опираться на эти материалы в своей практике…

– Во всяком случае, должны.

– Татьяна Вячеславовна, а чем вообще располагает наш край, если говорить об этих особо охраняемых государством объектах? Чем мы можем хвастаться и гордиться?

– Очень многим! Возьмите, например, грязелечебницу им. Семашко в Ессентуках, отметившую столетний юбилей. Уникальное здание оригинальной архитектуры, настоящая визитная карточка города-курорта. На реставрацию этого памятника неоднократно подавались заявки пользователем объекта – санаторием им. Орджоникидзе. Наконец деньги из федерального бюджета удалось привлечь и в несколько этапов за последние три года привести в достойный внешний вид. В Кисловодске в этом списке знаменитая «Дача Шаляпина», усадьба художника-передвижника Н. Ярошенко, в Железноводске – Пушкинская галерея, на ее реставрацию тоже получены средства, которые, надеюсь, будут освоены в текущем году.

– Не только на Кавминводах много интересного, в краевой столице тоже кое-что имеется …

– Конечно, это и так называемая мечеть, в которой располагается галерея художника П. Гречишкина, и неповторимый архитектурный ансамбль – комплекс старинных особняков краевого Музея изобразительных искусств, и здание Музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве. А сколько исторически ценных зданий можно увидеть, пройдя по проспекту К. Маркса, глядя на которые, воочию убеждаешься: когда эти особняки строились, в Ставрополе было немало меценатов, заботившихся о лице родного города.

– Интересно, настанет ли день, когда на крышах исторических зданий не будут прорастать деревья?

– Обязательно добьемся этого общими усилиями. Как добились за последние годы удаления рекламы с объектов культурного наследия. Администрация краевого центра теперь руководствуется новыми нормативными актами, и в 2016 году более 200 рекламных конструкций демонтировано с исторических зданий.

– Это все заметили и оценили уход рекламы в другие места – на те же остановочные пункты…

– За что хочется поблагодарить руководство города, ведь краевой центр и должен показывать пример. Недаром Ставрополь в 2016 году признан самым благоустроенным городом.

– Если уж говорить о лице краевой столицы, хотелось бы узнать о дальнейшей судьбе нескольких зданий в центре Ставрополя, принадлежащих Минобороны и пришедших в страшное запустение. Ведь это тоже памятники.

– Здание на улице Артема, где размещается штаб 49-й армии, – первая на Кавказе гимназия. У нас с Мин-обороны в сентябре 2014 года заключены охранные обязательства, мы поддерживаем контакты с Северо-Кавказским территориальным управлением имущественных отношений Минобороны РФ. Так, пришлось привлечь их к административной ответственности (мы ведь надзорный орган), суд поддержал наш иск, наложив штраф.

– Минобороны не хотело бы передать эти проблемные территории городу? Ведь, оставляя их за собой, военные должны сами следить за их состоянием.

– Конкретные планы нам неизвестны, сейчас главное – привести в порядок помещения. На ближайшие два года предусматриваются средства на реставрацию этих объектов. Обещают вскоре представить нам документацию на согласование.

– Татьяна Вячеславовна, в последние месяцы в зоне особого внимания управления знаменитое Татарское городище в окрестностях Ставрополя. В чем тут проблемы и каково их решение?

– Татарское городище имеет особую важность как один из редчайших объектов, сохранивший признаки городского поселения раннего Средневековья. Оно является отделом краевого музея-заповедника. Когда памятник только начал изучаться в 50 – 60-е годы ХХ века, границы Ставрополя были еще далеко от него, а в наши дни они уже соприкоснулись. Понятно, что городу нужно развиваться, освоение нового пространства – жизненная необходимость. Но не в ущерб культурному наследию. Границы городища установлены министерством культуры края в 2013 году. Тогда же утвержден правовой режим использования территории, запрещающий проведение земельно-устроительных, мелиоративных и иных хозяйственных работ. Документ известен администрации города, опубликован и на нашем сайте.

– И все же противоречия интересов налицо.

– Мы исходим из желания вести наши отношения на правовой основе. Хозяйственное освоение не должно идти вразрез с законом. Документы, запрещающие вторжение в памятник, появились не просто так! Да, географически так сложилось, что все окрестные ручьи идут по склону Татарского городища, как и естественный слив дождевых потоков. Но современные достижения позволяют создавать гидротехнические сооружения, способные направить эти потоки в нужном направлении, а границы музеев-заповедников неприкосновенны. Однако, если в реальной ситуации городу невозможно обойти памятник (а предлагались и такие – обходные – решения), мы предложили сначала осуществить полное изучение памятника. Так, как это было сделано по другому, Грушевскому городищу: там после проведенных исследований часть режимов подверглась изменениям, в целом территория памятника остается неизменной, но в ряде участков возможны локальные режимы использования. При этом все производимые работы должны согласовываться с управлением, документация должна пройти экспертное изучение. Эту систему мы хотим ввести и в Татарском городище, выделив локальные режимы. Без них вся хозяйственная деятельность там незаконна. Почему и появились в декабре 2016-го в рамках наших контрольно-надзорных мероприятий протоколы об административном нарушении в отношении Михайловской строительной компании, выигравшей конкурс на проектирование сетей ливневой канализации. Увы, несмотря на все наши предупреждения, эти работы были выполнены в 2016 году.

Помимо того городище страдает еще и от техногенной нагрузки в результате расположения практически вплотную к его территории частных домовладений, в отношении которых также были возбуждены административные дела.

– С обывательской точки зрения их позиция понятна: нам эту землю город выделил, мы по праву ею пользуемся, а на все эти памятники глубоко плевать… Человек живет на этой земле, не задумываясь, куда и что дальше течет…

– Похожая ситуация сложилась и в Буденновске с городищем Бургун-Маджары. Один из крупнейших политических центров Золотой Орды XV века, этот памятник также нуждается в тщательном изучении, обновлении документации, актуализации информации. Мы планируем заняться им вплотную.

Еще один беспокоящий объект – музей Солженицына в Кисловодске. Рядом с музеем (который отреставрирован и успешно функционирует) есть участки незавершенного строительства. Земля этих участков находится в частной собственности предпринимателя, который по итогам прошедшего суда формально мог бы продолжать застройку, но он все-таки понимает ситуацию… Понятно, что нужно обжаловать судебное решение, проводить работу и с самим владельцем участка, искать компромиссы… Возникают спорные ситуации и с курганами, как недавно в Ессентуках.

– Ставрополье вообще напичкано древними курганами, они есть даже в активных частях городов. Большинство неизвестно что в себе таят…

– Периодически возникает проблема хозяйственного освоения этих участков, но путь тут один – предварительное изучение, сбор всех ценных данных и только потом использование земли. Хотелось бы, чтобы эти памятники не просто сохранялись, но и работали на развитие туристической деятельности.

– Благодаря которой и население края лучше узнавало бы свою малую родину, тогда, глядишь, и отношение к этим объектам менялось бы, а то ведь часто люди просто не знают, что там такого важного в каком-то городище или кургане. То же Татарское обыватель воспринимает лишь как окраину города…

– А на самом деле это исторические ворота Кавказа. 40 гектаров исторических земель, в разной степени насыщенных культурным слоем, но в равной мере нуждающихся в дальнейшем изучении. Давайте же сохраним по возможности больше для наших потомков.